Версия сайта для слабовидящих
29.04.2019 17:26
90

это интересно: "Кадриль-из светских салонов в русскую деревню"

ка

Народное «прочтение» обеспечило пляске долгую жизнь. В русской кадрили от 3 до 14 фигур, и все со значением: «Знакомиться», «Коситься», «Девки нарасхват»… В каждой губернии кадриль особая.

В Чухломе Костромской области – «Козуля повалихинская». Семь фигур под наигрыши гармошки. Плясовая стала фольклором лишь в 60-х годах ХХ века. До этой поры «Семизарядная козуля» исполнялась на всех праздниках и народных гуляньях.

«Кузовок» – кадриль женская, танцевалась под Костромой, в селе Ножкино. Здесь волю дают импровизации, но каждую фигуру непременно заканчивают рукопожатием. 

Чухломская городская кадриль – целая хореографическая культура. Восстановлена в 70-х годах прошлого века по инициативе местной жительницы К.А. Сафоновой: «…у нас ведь это было все степенно, интересно, вежливо, деликатно. Вот так!»

Чухломская городская кадриль (многофигурная) – уникальный образец провинциальной городской традиционной хореографической культуры. Была популярна в Чухломе Костромской области в конце ХIХ века – начале ХХ века. Кадриль танцевали под наигрыши известных и популярных песен. Количество пар должно было быть обязательно четным и не менее четырех. Танец исполнялся с остановками между фигурами. Во время паузы распорядитель выкрикивал название следующей части: «Ах, вы сени», «По улице молодец идет», «По реке, по речке», «Я ко саду», «Ах ты, береза», «Полечка», «Общий круг». В отличие от местной деревенской Козули в Чухломской городской кадрили не допускалась импровизация.

В 1940–1960 годы кадриль ушла из обихода, ее перестали танцевать. В семидесятые годы ХХ века инициатором восстановления кадрили стала К.А. Сафонова, которая во времена своей молодости (1920–1930 годы) любила ее танцевать. В фильме Ленинградской студии документальных фильмов «Чухломская кадриль», снятом в 1981 году, она рассказывает о восстановлении кадрили: «Я говорю…почему мы эту кадриль воспроизводим? Это, понимаете же, кадриль нашего времени, давнишнего времени – «Чухломская городская». Вот вы представьте себе, перед вами «экземпляр» (показывает на себя). Этому «экземпляру» 81 год с половиной. Так вот я в молодости танцевала эту кадриль. Мы ее очень любили… Городская кадриль красивая была.

А знаете, сколько будет желания у людей, у пожилых посмотреть на то, когда они были молодыми!? У вас-то теперь это «Трали-вали, трали-вали» (показывает)… Мы не понимаем даже. А у нас ведь это было все степенно, интересно, вежливо, деликатно. Вот так! Понятно?»

Кузовок – женская семизарядная кадриль, получившая свое название по одной из фигур, которая представляет собой вращение четырех девушек. Минимальное количество исполнителей этой кадрили – 8 женщин, часть из которых исполняет партию мужчин. Исполнительницы танцуют импровизационно, учитывая по ходу взаимодействие с другими парами, четко следуя плану и очередности перестроений. Кадриль Кузовок исполняется под гармошечные наигрыши «Сени», «По улице мостовой», «Краковяк», «Сени», «Семёновна», «Колхозная», «Барыня». Каждая фигура заканчивается рукопожатием.

Композиция женской кадрили Кузовок аналогична Козуле с традиционным мужским и женским (смешанным) составом участников. Исходное положение в танце: 4 девушки в левой линии и 4 — в правой. Две девушки из четырех, стоящих в одной линии справа, исполняют партию мужчины, а две другие, стоящие слева — партию женщины. Естественно, что кадрили в женском и смешанном исполнении отличаются друг от друга. Например, вращение пар в вальсовом положении, которое часто используется в Козуле, в Кузовке заменяется на кружение четверки девушек, держащихся под руки. Такое положение четверки исполнительниц при кружении напоминает форму берестяного кузовка, отсюда и название кадрили. В некоторых зарядах «Кузовка» пара девушек, танцующих за партнера, исполняет дробь, как и положено мужчинам, но дробят легко и изящно, в свойственной женщинам манере.

Одна из исполнительниц Кузовка так объясняла его конструкцию и популярность: «Парни куда-то уезжали. Молодых парней было меньше, и девушки придумали Кузовок. Различаются смешанная и женская кадрили в минимальном количестве человек — не 4, а 8. Например, молодой человек взял девушку, и мы делаем, например,  “Крестик”. А вот в “Кузовке” мы уже с девушкой стоим — тоже как бы за кавалера. Но только не один, а мы двое, а там двое стоят девушки(показывает направо от себя — А.Ш.). Пожилые женщины, бабушки — вот кто нам рассказали» (Абрамова В.М. 1932 г.р., с. Ножкино).

О причине возникновения Кузовка мнения исполнительниц разделились. Одни считали, что такая форма кадрили родилась из-за отсутствия мужчин во время Первой мировой войны, а другие — из-за частого их отсутствия на вечерках. Такая сугубо женская кадриль существует только в одном селе – Ножкине. В других деревнях и селах она распространения не получила.

Все перестроения в Кузовке исполняются слитно, то есть отсутствует четкая граница между окончанием одной мизансцены кадрили и началом другой. Исполнительницы танцуют импровизационно, учитывая по ходу взаимодействие с другими парами, четко следуя плану и очередности перестроений.

Кадриль Кузовок исполняется под гармошечные наигрыши и включает семь фигур: «Сени», «По улице мостовой», «Краковяк», «Сени», «Семёновна», «Колхозная», «Барыня».

Козуля – деревенская линейная кадриль, которая была чрезвычайно широко распространена в Чухломском уезде. Повалихинская козуля – один из наиболее сложных и полных образцов кадрилей, встретившихся в Костромской области в экспедициях по сбору хореографического фольклора. Она исполнялась в быту – на беседах, праздниках, гуляниях вплоть до 60-х годов XX века. Семизарядная козуля состояла из семи фигур и исполнялась под гармошечные наигрыши: «Сени», «По улице мостовой», «Краковяк», «Поповы дети», «Светит месяц», «Колхозная», «Чижа». После каждой фигуры танец останавливался и мужчины приглашали новых партнерш.

Однако место и время исполнения танцев вносили в них определенные коррективы. Так, если на уличном гуляние летом кадриль могли одновременно исполнять 6, 8 или 10 пар, то зимой на беседах в избе обычно танцевали только 2, 4, редко 6 пар, так как большее количество людей не могло свободно двигаться в ограниченном пространстве.

Основным занятием на беседах в Чухломском районебыли танцы, среди которых главное место занимала козуля. В Святки танцевали каждый вечер, за исключением субботы, когда танцевать считалось грехом. Поэтому  молодежь в этот день лишь играла в игры.

Собираясь на беседу, тщательно наряжались не только девушки, но и ребята: «Женская обувь – черные туфли на каблуках, а у мужчин – теплые ботинки. Зимой едут в бурках [высокая мужская обувь на меху] – приезжают танцевать, снимают и в ботиночках чисто хромовых, только без шнурков» (Повалихино). Если приезжали из другой деревни в валенках, то ботинки привозили с собой и переобувались. Обычно парни были одеты в костюмы-двойки или тройки, при галстуках. Девушки иногда старались за один вечер показать сразу два наряда: «Сходят еще переоденутся. Половину вечера в одном платье, другую в другом. А тут женщины споют свои песни старинные» (Повалихино).

Установить происхождение названия кадрили козуля собирателям не удалось: «Название козуля – везде козуля. Не знаем, откуда это слово взялось», – говорили жители деревни Повалихино.  

Козулю исполняли под гармошечные наигрыши популярных в начале ХХ века песен. Обычно в танце использовались семь различных фигур, каждая из которых исполнялась под свою мелодию, отсюда и названия – семизарядная или  семиколенная кадриль. Опытный и известный в округе гармонист Михаил Александрович Соколов из села Ножкино назвал следующие мелодии в порядке их исполнения в кадрили: 1 – «Сени», 2 – «По улице мостовой», 3 – «Краковяк», 4 – «Поповы дети», 5 – «Светит месяц», 6 – «Колхозная», 7 – «Чижа». Далее Михаил Александрович пояснил: «Вместо Чижа могли играть Камаринскую, да и много чего: что придумают, то и играют, хоть Семеновну играют». Кроме выше названных мелодий в других деревнях играли песенные и плясовые наигрыши «Я на горку шла», «Барыню», «Русского».